Сердце. Часть 5

Сердце. Часть 5

Продолжаю говорить о сердце и напомню, что в последний раз я рассказывала о том, что происходило с Израилем, когда он вошел в землю обетованную и началось завоевание Ханаанской земли. В итоге земля была отвоевана не вся, на ней оставались неотвоеванные части, и время от времени народы этих земель совершали набеги на Израиль. Израилю было тяжело, жизнь не казалась пока еще молоком и медом, хотя Господь обещал это и они хорошо запомнили Его обещание.

Один за другим над Израилем были поставлены судьи. Народ взывал к Богу, и Господь давал им судью, проблемы решались. Затем Израиль снова запутывался, опять взывал к Богу, появлялся новый судья, и проблема решалась.

Самуил

И вот в очередной раз Израиль взывал к Богу, и родился Самуил, последний судья Израиля. Самуил служил Господу всем своим сердцем, всей своей душой, всем своим разумением. Он был послушен Ему и старался исполнять все в точности, как говорил Господь.

Наступил момент, когда Израиль захотел себе царя. Вот эту ситуацию Господь просит меня осветить сегодня.

И пришли жители Кириаф-Иарима, и взяли ковчег Господа, и принесли его в дом Аминадава, на холм, а Елеазара, сына его, посвятили, чтобы он хранил ковчег Господа. С того дня, как остался ковчег в Кириаф-Иариме, прошло много времени, лет двадцать. И обратился весь дом Израилев к Господу. И сказал Самуил всему дому Израилеву, говоря: если вы всем сердцем своим обращаетесь к Господу, то удалите из среды себя богов иноземных и Астарт и расположите сердце ваше к Господу, и служите Ему одному, и Он избавит вас от руки Филистимлян (1Цар. 7:1–3).

В очередной раз обратился весь дом Израилев к Господу. И обратите внимание: не затряслась земля, не спустился Господь на херувимах, не увидели все Господа таким, какой Он есть, но вдруг неожиданно: «И сказал Самуил всему дому Израилеву».

Удивительная вещь. Многие говорят: «Я хочу общаться только с Богом, в моем сердце есть полная уверенность, что я имею общение с Богом. Он на Небе, я на земле, и я буду с Ним общаться, больше мне никто не нужен».

Но наступает трудное время, человек пытается обратиться к Богу, ждет от Него помощи, желает видеть только Его и больше никого к себе не принимает, на двери у него висит табличка: «Вход исключительно для Господа Бога моего, всем остальным – просьба не заходить! Я жду своего Господа, Он должен прийти, я верю!» У этого человека сильная вера, он верит, что если просит у Господа, то обязательно получит ответ, потому что знает, что Господь отвечает Своим детям. Как только он спросит – Господь тут же ответит. И, соответственно, он с полной верой ждет, что Господь обязательно ответит, Он придет.

А дальше происходит удивительная вещь: раздается стук в дверь, человек открывает в надежде, что вот Он, Господь стоит, и херувимы рядом пришвартованы, привязанные ждут, пока Господь поговорит и обратно на Небо улетит.

И вот двери открываются, а там стоит пророк Божий. Обычная реакция человека – закрыть дверь и сказать: «Извините, я жду дорогого гостя, а для вас у меня времени сейчас нет, зайдите позже как-нибудь, когда будет у меня возможность и желание вас принять. Я жду своего Господа Бога, потому что Он должен обязательно сейчас прилететь на херувимах, у меня даже загончик для них приготовлен». Ждет, ждет, и снова в дверь может постучаться кто-то, и снова пророк. Другой, но пророк… А человек, не дождавшись Господа, взывает к Нему и говорит: «Что же Ты так веру мою-то колеблешь? Я верю всем своим сердцем, что, когда я прошу Тебя, Ты мне отвечаешь и не молчишь».

И сказал Самуил всему дому Израилеву, говоря: если вы всем сердцем своим обращаетесь к Господу, то удалите из среды себя богов иноземных и Астарт… (1Цар. 7:3).

Когда человек хочет покаяться, он думает, что достаточно искренне сказать: «Господь, прости меня. Ты знаешь, я тут немножко согрешил перед Тобой, мне так плохенько стало. Я, конечно же, решил покаяться, потому что больно тяжело без Тебя жить». Но я напомню, что когда человек ходит блудными путями, то это не просто блудные пути. Это пути, направленные вслед иных богов, Ваалов и Астарт. Человек не просто в никуда уходит, перед ним пустота, и он не знает, куда идет. Сердце ведет его на свидание со своими возлюбленными, которых он избрал себе богами вместо Единственного, Истинного, Всемогущего Бога. И Господь говорит, что если ты хочешь ко Мне обратиться, то не поворачивайся ко Мне в обнимку со своими богами. Это не покаяние. Если ты обращаешься ко Мне, то сначала расстанься с теми богами, вслед которых ты ходил, и тогда ты можешь обернуться ко Мне и Я приму тебя. Сказано:

…и служите Ему одному, и Он избавит вас от руки Филистимлян. И удалили сыны Израилевы Ваалов и Астарт и стали служить одному Господу. И сказал Самуил: соберите всех Израильтян в Массифу, и я помолюсь о вас Господу. И собрались в Массифу, и черпали воду, и проливали пред Господом, и постились в тот день, говоря: согрешили мы пред Господом. И судил Самуил сынов Израилевых в Массифе. Когда же услышали Филистимляне, что собрались сыны Израилевы в Массифу, тогда пошли владетели Филистимские на Израиля. Израильтяне, услышав о том, убоялись Филистимлян (1Цар. 7:3–7).

Молимся, просим: «Господи, избавь нас от этой трудной ситуации». Верим, что сейчас Господь придет. Приходит пророк, говорит слово, и ситуация не изменяется, но усугубляется. Мы думаем: «Ну, это вообще, Бог колеблет и колеблет мою веру! Я, полный веры, молюсь и прошу о помощи, верю, что Господь мне тут же отвечает, а здесь проблемы усугубляются, вместо того, чтобы удалить с глаз моих проблему, бац – и ее не стало».

Человек хочет именно таким образом разрешить свою ситуацию. Но проблема не исчезает. Более того, Бог не хочет Сам разговаривать, а посылает каких-то пророков, каких-то людей, которые говорят именем Его, от имени Его, и то, что они влагают в уши мои, мне совсем не нравится. Мой Бог так не разговаривает, этого быть не может.

Я прошу, молюсь, чтобы Господь освободил меня от филистимлян, и что видят мои глаза? Филистимляне! Когда я только молился, они где-то далеко были, и тут я своими глазами вижу их, расположившихся вокруг меня в огромном количестве.

И слово Божье говорит: «…Убоялись Филистимлян». Вот это ответ! Бог отвечает не так, как человек ждет.

И сказали сыны Израилевы Самуилу: не переставай взывать о нас к Господу Богу нашему, чтоб он спас нас от руки Филистимлян. И взял Самуил одного ягненка от сосцов, и принес его во всесожжение Господу, и воззвал Самуил к Господу об Израиле, и услышал его Господь. И когда Самуил возносил всесожжение, Филистимляне пришли воевать с Израилем… (1Цар. 7:8–10).

Вот это да. Снова попросили помолиться, всесожжение принесли, а филистимляне не исчезли, наоборот, они выступили.

…Но Господь возгремел в тот день сильным громом над Филистимлянами, и навел на них ужас, и они были поражены пред Израилем. И выступили Израильтяне из Массифы, и преследовали Филистимлян, и поражали их до места под Вефхором. И взял Самуил один камень, и поставил между Массифою и между Сеном, и назвал его Авен-Езер, сказав: до сего места помог нам Господь. Так усмирены были Филистимляне, и не стали более ходить в пределы Израилевы; и была рука Господня на Филистимлянах во все дни Самуила (1Цар. 7:10–13).

Не во все дни Израиля, а во все дни Самуила. Это его Господь наградил, ведь народ не кинулся сам молиться, пошел к посреднику.

Обратите внимание: на протяжении всего человеческого рода так и не получилось у Истинного Бога, Саваофа, Адоная, Отца Небесного, Сына Божьего, Духа Святого иметь отношения со всем народом, это были отношения с единичными личностями. Вы обратили на это внимание? На протяжении всего Ветхого Завета так и не получилось у Господа иметь общение со всем народом. Народ хотел общаться только через посредника, не желая подходить к Богу близко, боясь Его. Не потому что Он такой страшный, а потому что Он судья и грех ненавидит. Человеку же, испытавшему грех, полюбившему грех, лестно и сладостно ходить путями, которые он сам себе отмеряет, питая гордость умением выбирать эти пути.

Человеку не нравится идти за Богом, потому что весьма извращена природа его души и плоти. Дух возрожден, но вначале он очень слаб. Еще сильна от греха плоть, сильна от греха душа, они правят, и духу приходится сражаться. Для того чтобы дух побеждал, человеку самому необходимо иметь очень большое желание укрепляться духом, давать ему питаться и расти. Дух был мертв из-за греха. Он вообще ничего не производил в жизни человека, и тот ходил вслед иных богов, ведь если он не идет за Господом Богом своим, он идет вслед идолов. От них нужно отвернуться, а не поворачиваться вместе с ними к Богу, лицемерно думая, что тем самым угождаете Богу и идете за Ним, потому что вы же дитя Божье: «Бог потерпит. Куда Он денется? Ведь Он же назвал меня дитем Своим. Ничего, потерпит все мои пути, Он милостивый же, простит, все простит». Не факт. Я сегодня хочу вам показать кое-что.

Саул

Итак, мы идем дальше. Пришел Саул: народ пожелал царя. Он не понимает, что творит, но ему нужен был царь. Казалось бы, старая, древняя ситуация, у нас и царей-то сейчас нет. А это были как раз первые шаги демократии, которая вошла в мир, а вместе с нею и дух, стоящий за этим грехом. И вот первые шаги, Саул царствует, совершая свои первые промахи.

Скажу вам кое-что, маленькое отступление. Я это хотела перешагнуть, но Господь просит сказать. Вы помните ситуацию, когда Саул пророчествовал: Саул тоже во пророках. И как раз в тот момент произошла его самая-самая первая встреча с Самуилом, когда он потерял ослиц и отец отправил его на поиски. Самуил знал, кто к нему придет. Саул не знал, но Самуил уже знал. Здесь я хочу показать грань пророка, сделаю отступление и немножко скажу о пророках:

Когда Самуил увидел Саула, то Господь сказал ему: вот человек, о котором Я говорил тебе; он будет управлять народом Моим. И подошел Саул к Самуилу в воротах, и спросил его: скажи мне, где дом прозорливца? (1Цар. 9:17, 18).

Тогда еще были прозорливцы, не пророки пока. Мы и сейчас прозорливцы, но пророки.

И отвечал Самуил Саулу, и сказал: я прозорливец, иди впереди меня на высоту; и вы будете обедать со мною сегодня, и отпущу тебя утром, и все, что у тебя на сердце, скажу тебе; а об ослицах, которые у тебя пропали уже три дня, не заботься; они нашлись. И кому все вожделенное в Израиле? Не тебе ли и всему дому отца твоего? И отвечал Саул и сказал: не сын ли я Вениамина, одного из меньших колен Израилевых? И племя мое не малейшее ли между всеми племенами колена Вениаминова? К чему же ты говоришь мне это? И взял Самуил Саула и слугу его, и ввел их в комнату, и дал им первое место между зваными, которых было около тридцати человек (1Цар. 9:19–22).

Самуил уже все подготовил, народ собрался, ждал. Прозорливец все знал. Кто-то сказал бы: «Но, извините, а точно ли Господь сказал, что будет сегодня собрание?» И эти тридцать человек сказали бы: «А нам точно надо приходить? Самуил, ты будешь сегодня? Нам приходить или нет?»

Они пришли. Зачем – понятия не имеют, но тридцать званых пришли к Самуилу. В то время ходить Израилю в гости к прозорливцу было не самым большим удовольствием: что там от него ожидать, неизвестно. Как помните, Ахав говорил, что от Михея, в любом случае, ничего доброго не услышишь. И здесь тоже, народ созвали, а кто его знает, что он там скажет? Не факт, что доброе слово-то какое-нибудь, с миром он позвал всех или нет?

И сказал Самуил повару: подай ту часть, которую я дал тебе и о которой я сказал тебе: «отложи ее у себя». И взял повар плечо и что было при нем и положил пред Саулом. И сказал Самуил: вот это оставлено, положи пред собою и ешь, ибо к сему времени сбережено это для тебя, когда я созывал народ. И обедал Саул с Самуилом в тот день. И сошли они с высоты в город, и Самуил разговаривал с Саулом на кровле (1Цар. 9:23–25).

Самуил, конечно же, все знал, и он сказал: «Что у тебя на сердце, скажу тебе». О чем это говорит? Конечно же, о том, что пророк знает, что на сердце у кого бы то ни было, потому что Господь говорит об этом. Человек будет иметь это знание, если пойдет за Господом Богом своим, откажется от всех Ваалов и Астарт в своей жизни и отдаст полностью свою жизнь Господу. Тогда он будет знать, что на сердце у каждого человека. Господь не сокроет этого, потому что пророк – это, конечно же, и уста, как если бы Сам Господь пришел и сказал все, что Он хочет сказать.

Во что человек верит, то он и получит. Попробуй сказать что-нибудь, если в тебя никто не верит, если никто не хочет слышать. Я тебе скажу, что если ты призван как пророк и ослаблен Ваалами и Астартами, ходишь в обнимку с идолами, у тебя ничего не получится, ты так и останешься в этом звании, но как гость, приглашенный в стан пророков.

Если ты не очистишь свое сердце, тебе будет очень трудно стать пророком. Ты можешь даже школу пророков закончить и всем рассказывать об этом, но пророком так и не станешь. Не станешь никогда, если свое сердце не направишь на Господа Бога своего, если не пожелаешь всем сердцем измениться и стать угодным Богу до такой степени, чтобы тебя совсем не стало. Там будет личность, но это будет новая личность, способная в полном понимании Божьего сердца, быть одним целым с Богом. Люди будут видеть не тебя, а Иисуса и будут говорить: «Воистину с тобой Господь, потому что только Бог знает то, о чем ты говоришь со мной». Я знаю, что на сердце у человека, потому что сердце открыто, сердце видно.

Итак, все свершилось. Обещал Самуил Саулу, что будет у него иное сердце, так и случилось: Господь дал ему иное сердце. Не навсегда. Это сердце было дано временно.

Часто люди, которые приходят к Богу, получают иное сердце на какое-то время, чтобы увидеть и испытать то, что Господь может дать окончательно и бесповоротно. Он дает попробовать иное сердце, полюбить его и возжелать его всем своим сердцем. Но люди обольщаются и говорят: «В начале было все так хорошо, я стал другим человеком, но прошло время, и куда-то все делось». Человек опустил голову, взгрустнул и пошел вслед своих богов. На этом и заканчивается история хождения за Иисусом. Господь забрал иное сердце, которое Он дал попробовать, но новое сердце – это плод, и нужно много потрудиться, чтобы оно было таким всегда. Сердце не дается, как дар, это плод, за которым стоит огромный труд, огромная жертва, огромное желание.

А время идет, все узнают Самуила, все узнают Саула. Самуил был судьей Израиля, он совершал свою работу для Господа. Имея судью в своем стане, Израиль не оценил этого, не поблагодарили Бога за то, что Он дал Свой голос, дал Самого Себя. Таким было условие Господа, такой была Его воля, но народ возжелал царя.

Как часто люди возносят к Богу желания, которые не угодны Ему, но они до смерти угодны человеку. Страсть вскипает до такой степени, что человек с огромной верой начинает просить что-то у Бога, просить страстно, не давая покоя Богу ни днем, ни ночью, не умолкая, как богомолы, которые готовы разбить себе лоб, лишь бы только получить то, что хочется.

И Израиль именно так хотел царя. Он не обратил внимания на то, что у него был правитель, но смотрел на Самуила с пренебрежением: «Да, ну прозорливец, но кто он такой?» Вон кругом у врагов цари, поэтому они такие сильные. Израиль не понимал, что враг силен лишь только для того, чтобы народ мог увидеть великую славу Божью. Господь оберегает, охраняет и защищает, являет Свою великую славу, доказывая каждый раз, что каким бы ни был вокруг тебя сильный враг, Он способен победить его на твоих глазах, если ты всецело будешь предан Господу Богу твоему. Но народ был упорен в своем желании, не отказался от царя, а требовал его. А почему требовал? Чтобы страшно не было. Израильтяне решили, что как только появится царь, проблемы закончатся, не будет страшно.

Племя Вениаминово

Кто же у нас был Саул? Человек из племени Вениаминова. Я хочу вернуться немного назад и напомнить вам одну историю, которая произошла во время правления судей.

Это история об одном человеке, который повел к отцу свою наложницу. Они побывали в гостях и, не послушав отца, ночью отправились к себе домой, на гору Ефремову. Проходили они мимо Иерусалима, который пока назывался еще по-старому, потому что там заседало племя иевусеев и город не назывался Иерусалимом. В нем жило племя вениамитян.

Сначала человек с наложницей хотел остановиться в городе, и слуга предложил своему господину остаться в Гиве, но тот отказался, сказав: «Я не пойду к иноплеменникам, пойду к своим». И вот он пришел к своим, и все закончилось большой бедой.

Иерусалим был в то время, как Содом и Гоморра. Чтобы сохранить свою жизнь, человек отдал женщину на растерзание. Ее измучили, изнасиловали и под утро отпустили. Она доползла до двери, но дверь ей никто так и не открыл. Человек, который взял ее в наложницы, был ее мужем, не позаботился о ней, а отдал на растерзание, чтобы сохранить свою жизнь. Она так и умерла на пороге, с протянутыми руками. Слово Божье говорит, что ее руки были протянуты к порогу, так она умерла.

Затем человек этот привез ее тело домой, разрезал его на части и разослал по всему Израилю. Написано, что такого не было никогда в Израиле и подобного не будет. Израиль был в шоке от того, что получил…

И это произошло в племени Вениамина, а Саул как раз является потомком этого племени. Я хочу, чтобы вы просто обратили внимание на то, каким было наследие в сердце этого человека.

Израиль пожелал себе царя. Он хотел сильного царя, он просил конкретного царя. Он не сказал: «Дайте, пожалуйста, послабее, что-нибудь такое, хиленькое пусть будет». Нет, они просили сильного, мощного, красивого, чтобы все враги, у которых цари вон какие, смотрели на нашего царя и им было страшно. Они конкретно просили свое, и Господь дал им просимое – из племени Вениамина – с таким вот характером и с такой наследственностью. И это наследие пришло в правление над Израилем, что, конечно же, сказалось на всем народе.

Слово Самуила

И сказал Самуил всему Израилю: вот, я послушался голоса вашего во всем, что вы говорили мне, и поставил над вами царя, и вот, царь ходит пред вами. А я состарился и поседел… (1Цар. 12:1, 2).

Прошло время, вы знаете события, связанные с Саулом, каким Саул стал и что он сделал перед Господом. И поседел Самуил, пришло время для выяснения отношений, потому что Самуилу скоро нужно будет уйти. И нужно обязательно сказать важное слово для Израиля. Я хочу, чтобы вы внимательно его выслушали.

и сыновья мои с вами. Я же ходил пред вами от юности моей и до сего дня (1Цар. 12:2).

Он говорит им: «Дорогие, я был судьей, и я был перед вами, вы видели всю мою жизнь. И вы знали, что Господь поставил меня на это. И давайте сейчас посмотрим, каким я был, что дал вам Господь, что вы не увидели, не заметили, от чего отреклись».

Вот я; свидетельствуйте на меня пред Господом и пред помазанником Его, у кого взял я вола, у кого взял осла, кого обидел и кого притеснил, у кого взял дар и закрыл в деле его глаза мои, – и я возвращу вам. И отвечали: ты не обижал нас и не притеснял нас, и ничего ни у кого не взял. И сказал он им: свидетель на вас Господь, и свидетель помазанник Его в сей день, что вы не нашли ничего за мною. И сказали: свидетель. Тогда Самуил сказал народу: свидетель Господь, Который поставил Моисея и Аарона и Который вывел отцов ваших из земли Египетской. Теперь же предстаньте, и я буду судиться с вами пред Господом… (1Цар. 12:3–7).

Время судьи, которого поставил Господь, заканчивается, и нужно кое-что выяснить.

…и я буду судиться с вами пред Господом о всех благодеяниях, которые оказал Он вам и отцам вашим (1Цар. 12:7).

Самуил будет судиться о делах Господа, потому что Господь через него совершал все это. Самуил был верен и исполнил в точности все, что Господь говорил исполнить. И вот сейчас происходит так, как если бы Господь Сам предстал и судился с народом, потому что Он жил в Самуиле. И еще пока продолжает жить.

Когда пришел Иаков в Египет, и отцы ваши возопили к Господу, то Господь послал Моисея и Аарона, и они вывели отцов ваших из Египта и поселили их на месте сем. Но они забыли Господа, Бога своего, и Он предал их в руки Сисары… (1Цар. 12:8, 9).

Как только вы отвращаетесь от Господа, то всегда поворачиваетесь в сторону колдовства, где всем заправляет идол. Вы помните об этом. И тогда в вашу жизнь приходят проблемы, множество проблем для того, чтобы вы могли снова обратиться к Господу. Потому что если вы повернулись к Богу, вы стоите и не видите того, что происходит за вами. Но как только вы разворачиваетесь, вы видите огонь, который раньше не замечали. Этот огонь не опаляет вас, потому что он пока еще далеко, хотя вы и отвернулись от Бога, но еще шага не сделали от Него. Как только человек входит в этот огонь, он начинает понимать, что он его опаляет, ему становится горячо… Это адский огонь.

И так будет всегда. Когда вы повернуты к Господу, вы видите благость, мир, любовь, заботу. Когда вы смотрите на Него, видите все блага, которые Господь готов отдать, все благословения, которые в руках Его, протянуты к нам. Но когда мы отворачиваемся от Него, мы поворачиваемся только к адскому огню. И не можем мы через него пройти и не опалиться, не можем. Этот путь все равно приведет к огню. Мы можем его не видеть здесь, на земле, но этот путь уже начался. Повернувшись к Ваалам и Астартам, не обжечься не получится. Повернуться к Богу вместе с ними в обнимку тоже не получится, без исповедания и покаяния не получится.

…и Он предал их в руки Сисары, военачальника Асорского, и в руки Филистимлян, и в руки царя Моавитского, которые воевали против них. Но когда они возопили к Господу и сказали: «согрешили мы, ибо оставили Господа и стали служить Ваалам и Астартам…» 

Это исповедание. Они не сказали: «Господи, прости». Нет, они конкретно объявили о своем проступке: «Мы отвернулись от Господа и повернулись к Ваалам и Астартам».

«…теперь избавь нас от руки врагов наших, и мы будем служить Тебе», тогда Господь… (1Цар. 12:9–11).

И что Он сделал? Вдруг раз, в одно мгновение – исчезли и моавитяне, и филистимляне, и Сисара, да? Нет, не исчезли. А что Господь обычно-то делает? Как Он отвечает? Господь посылает человека.

Тогда Господь послал Иероваала, и Варака, и Иеффая, и Самуила, и избавил вас от руки врагов ваших, окружавших вас, и вы жили безопасно (1Цар. 12:11).

Опять не так, как хотелось бы, да? Как ни помолишься, Он тебе – бац – и человека посылает. Нет чтобы взять и всех врагов уничтожить на моих глазах, так же проще, правда? Человек же умнее, он знает, как лучше, а Бог все время что-то такое выделывает непонятное.

Но увидев, что Наас, царь Аммонитский, идет против вас, вы сказали мне: «нет, царь пусть царствует над нами», тогда как Господь Бог ваш – Царь ваш. Итак, вот царь, которого вы избрали, которого вы требовали; вот, Господь поставил над вами царя. Если будете бояться Господа, и служить Ему, и слушать гласа Его, и не станете противиться повелениям Господа, и будете и вы, и царь ваш… 

Ваш царь, это ваше все.

который царствует над вами, ходить вслед Господа, Бога вашего. А если не будете слушать гласа Господа, и станете противиться повелениям Господа, то рука Господа будет против вас, как была против отцов ваших (1Цар. 12:12–15).

Запомните: если вы противитесь Богу, если вы упорны в своих желаниях, рука Господа будет против вас. Задайтесь вопросом, нужно ли вам это? И не удивляйтесь, если происходят какие-то события, которые вам очень не нравятся. Когда происходят сложные ситуации, подумайте, потому что есть идолы в вашей жизни. И если это идол – освободитесь от него, чтобы не случилось с вами чего-то плохого. Вам нужен только Господь. И я хочу вам сказать: не делайте из своей жены идола, не делайте своих мужей идолами, чтобы вам их не потерять. Покайтесь в этом. Пусть дети ваши не будут вашими идолами, чтобы не потерять вам их.

Господу Богу одному служите и Его имя святите в своих сердцах. Вы назвали Его Господом своим – это большая ответственность. Если ты сказал: «Он Господь мой», в этот момент придет свет в твою жизнь и высветит неправду твоих слов. Господь высвечивает всех идолов в твоей жизни, и хорошо бы тебе освобождаться от них в покаянии, признаваться:  «Да, Господь, я признаю перед Тобой, жена – идол мой, я понял, что это неугодно Тебе, Господь, хочу, чтобы Ты только был моим Господом».

Кто-то думает о том, что «если Господь будет моим Богом, а жена перестанет быть идолом, то я перестану любить ее». Я скажу тебе такую вещь: ты не любил ее еще, если она твой идол. Только когда Господь будет твоим единственным Богом, когда ты будешь смотреть только на Него, Он вырастит тебя до такой степени, что ты воистину сможешь любить свою жену. Именно так и только так, из отношений с Ним, могут произойти другие отношения, угодные Ему.

Познать Его любовь можно, если все твое сердце прилепится к Господу Богу твоему, если все твое разумение будет принадлежать Ему, если вся твоя крепость и все твое существо будет служить Ему. Ты будешь любить Его любовью так, как ты никогда не любил. Только таким образом. И запомни это, чтобы не потерять тебе идола своего, потому что если ты пришел к Богу, будут удары направлены на идолов твоих, чтобы ты увидел это. Покайся и ты увидишь, как изменится твоя жизнь.

Идолы противятся Господу

Если будете бояться Господа, и служить Ему, и слушать гласа Его, и не станете противиться повелениям Господа… (1Цар. 12:14).

Я хочу затронуть еще один момент: «…Не станете противиться повелениям Господа». Многие из вас уже испытали, когда Господь просил вас что-то сделать. И поняли потом, что противились Ему. Я сама через это проходила. Сопротивление порой происходило просто на автомате. Господь говорит что-то сделать, а в ответ сразу «нет» и целая тирада – четкое, логическое объяснение, почему нет.

Проходит время, и ты понимаешь: «Так это же Господь говорил, а я не послушал(ась)». А происходит так, потому что действует дух противления, и значит, есть еще идолы в твоем сердце. Запомните: ты противишься, потому что есть идолы. И вот эти идолы в сердце и дают ответ Господу.

Не пропускай ответы, которые ты дал Богу, воспротивившись Его повелению. Задумайся над тем, что ты ответил, посмотри, что побудило тебя сказать «нет» в ответ Богу, что было внутри тебя в этот момент. Если ты пропустишь, то такие ситуации будут повторяться, и повторяться, и повторяться. Но если начнешь обращать свое внимание, размышлять над тем, как ты отвечаешь Богу, то увидишь идола, поймешь, кто отвечает в тебе.

Если ты придешь к покаянию, станешь свободным. И в следующий раз, когда Господь скажет тебе слово и попросит что-то сделать, ты уже не сможешь ответить отказом. Но важно, чтобы твое сердце продолжало идти в этом направлении, чтобы ты не сдавался. Я еще скажу об этом сегодня.

Итак:

А если не будете слушать гласа Господа, и станете противиться повелениям Господа, то…

Ох, как бы мне не хотелось, чтобы это было с вами.

…то рука Господа будет против вас, как была против отцов ваших. Теперь станьте, и посмотрите на дело великое, которое Господь совершит пред глазами вашими: не жатва ли пшеницы ныне? Но я воззову к Господу, и пошлет Он гром и дождь, и вы узнаете, и увидите, как велик грех, который вы сделали пред очами Господа, прося себе царя (1Цар.  12:15–17).

Итак, то, о чем я говорила раньше, – большое желание, молитвы к Богу: «Дай, Господи! Дай, дай, дай! Хочу, хочу, хочу!» Огромное желание, огромное вожделение и страсть: «Дай! Я хочу это иметь!» Как мне это было знакомо. И Самуил говорит, что такая просьба есть грех. А самое страшное здесь – это когда Господь отвечает на такую молитву и дает тебе то, о чем ты просишь, я свидетель этому.

В такие моменты я думаю только об одном: «Как хорошо, когда Господь не отвечает на молитвы, неугодные Ему». Лучше не получить ответы на какие-то молитвы, на страстные, вожделенные желания, отданные с большой верой, упорством Богу. Плохо, когда ответ приходит. Человек сначала радуется: «Ах, как хорошо! Получил». Свидетельство такое: «Я получаю ответы! Я молился, вообще там обмолился, Бога не отпускал. И молился, и постился целыми днями и ночами, сутками, чтобы Он мне это дал. И вот Он мне дал!» Все такие: «Ух ты, какая великая вера, и он получил то, что просил».

А Господь говорит:

…и вы узнаете, и увидите, как велик грех…

Велик грех.

…который вы сделали пред очами Господа, прося себе царя. И воззвал Самуил к Господу, и Господь послал гром и дождь в тот день; и пришел весь народ в большой страх от Господа и Самуила (1Цар. 12:17, 18).

Все знают: время жатвы пришло, дождей не будет, не говоря уже о громе. Каждый год наступает жатва, жнец просыпается утром, потягивается и говорит: «О, красота, сегодня урожай собирать мне». Он так делает пятьдесят лет уже и знает, что сейчас будет: проснулся, жарко, сухо, пора урожай собирать, все созрело. Собрал всех Самуил и объявил: «Будет гром, будет дождь».

Мысли в этот момент ушли куда-то: «О, надо сейчас это, уже собирать все, главное, чтобы смоквы не свалились с дерева, и маслины, маслины надо собрать, да-да-да. Что там Самуил говорит? Ха-ха, гром с дождем начнутся сейчас, ага. Еще с тех пор как отцы наши жили, когда я еще маленьким был, сколько себя помню, никогда в это время не было никаких громов, молний и дождя. Время сбора урожая. О чем говоришь?» И пока не страшно. Мало ли что сказал какой-то прозорливец, пока не страшно, пока все хорошо.

Не жатва ли пшеницы ныне? Но я воззову к Господу, и пошлет Он гром и дождь, и вы узнаете и увидите, как велик грех, который вы сделали пред очами Господа, прося себе царя. И воззвал Самуил к Господу… 

Они стоят, смотрят на него: «Смотри-ка, к Господу взывает». Еще не страшно.

…и Господь послал гром и дождь в тот день; и пришел весь народ в большой страх от Господа и Самуила. И сказал весь народ Самуилу: помолись… 

Не Господу сказал, а Самуилу: «Помолись». Я хочу обратить ваше внимание на следующую фразу народа:

…помолись о рабах твоих пред Господом Богом твоим… (1Цар. 12:17–19).

Раньше просили ведь: «Ты помолись Господу Богу нашему». А тут уже все, не наш: «Помолись, попроси своего Бога, чтобы не умереть нам».

Человек всегда хочет сохранить свою жизнь и делает все для этого, отсюда и возникают все вожделения, страсти, желания. И вот он начинает просить Бога, чтобы было ему уютно, тепло и комфортно, чтобы царствовать в своей жизни и чтобы золотая рыбка была у него на посылках, чтобы Господь исполнял все желания и отвечал на просьбы…

Ты же веришь в благосостояние: «Я верю в деньги и поэтому знаю, что выпрошу у престола все, что мне нужно. Мне нужны деньги на бизнес – все будет, потому что Он же хочет, чтобы я процветал, чтобы я приобретал, чтобы я был богатым человеком. Это мой идол, и будь любезен отвечать мне, потому что я верю, сказано же в слове Твоем: «Во что веришь, то и получишь». Я верю, давай денег».

помолись о рабах твоих пред Господом Богом твоим, чтобы не умереть нам; ибо ко всем грехам нашим мы прибавили еще грех, когда просили себе царя. И отвечал Самуил народу… (1Цар. 12:19, 20).

А почему Самуил отвечает уже народу? А они грех свой исповедали перед Господом: «Мы согрешили, когда просили царя себе». И тут же сердце Божье раскрывается, Он убирает руку Свою от народа и всем сердцем кидается на помощь Своим детям. Он сразу располагается к ним и тут же все меняет, буквально изливает на них Свою славу и Свои благословения:

И отвечал Самуил народу: не бойтесь, грех этот вами сделан, но вы не отступайте только от Господа, и служите Господу всем сердцем вашим и не обращайтесь вслед ничтожных богов, которые не принесут пользы и не избавят; ибо они – ничто. Господь же не оставит народа Своего ради великого имени Своего; ибо Господу угодно было избрать вас народом Своим. И я также не допущу себе греха пред Господом, чтобы перестать молиться за вас, и буду наставлять вас на путь добрый и прямой. Только бойтесь Господа и служите Ему истинно, от всего сердца вашего, ибо вы видели, какие великие дела Он сделал с вами. Если же вы будете делать зло, то и вы и царь ваш погибнете (1Цар. 12:20–25).

Снова сердце Господа, снова: «Прошу, идите прямыми путями. Идите, не оставляйте прямых путей, идите за Мной».

Давид

Хочу сейчас еще коснуться двух мест из Писания, связанных с сердцем, потому что пришел Давид. Снова Самуил посылается Господом за новым царем. Самуил помнит, какого царя нужно народу, да? Такого, чтобы посмотрел только на него и сказал сразу: «Фух, страшный какой царь, все должны его бояться. Смотри, какой высокий, красивый, сильный, мышцы такие мощные, враги все будут смотреть на нас и говорить: “Эвон, какой царь-то у них классный, значит, и народ такой же”». И Самуил, помня это, выбирает между сыновьями Иесеевыми:

И когда они пришли, он, увидев Елиава, сказал: верно, сей пред Господом помазанник Его! (1Цар. 16:6).

Понятно, парень хоть куда – Елиав. Запомните сейчас это имя, я буду дальше о нем говорить. Точно, он будет править Израилем, чтобы враги боялись, чтобы народ был доволен.

Но

Наше любимое «но»:

Но Господь сказал Самуилу: не смотри на вид его и на высоту роста его; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце (1Цар. 16:7).

Как вам, нравится? Представьте себе на мгновение, что было бы, если бы Господь смотрел на лица, а не на сердце? Этот мир бы уже рухнул. Убивали бы друг друга, это было бы нечто.

И вот мы знаем, что, оказывается, царем будет Давид, последний сын:

…есть еще меньший; он пасет овец…Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицом. И сказал Господь: встань, помажь его, ибо это он (1Цар. 16:11, 12).

Но если он меньший, пас овец, то, небось, и маленький-то был, правильно? Щупленький еще, пацанчик такой, махонький, и против него мощный Елиав, красавец, рост высокий. Еще, наверное, царские одежды от Саула сохранились, тот тоже парень был высокий, в сундуке лежат, ждут нового царя. Все костюмы готовы, приготовлены царские одежды, нужен высокий парень.

И взял Самуил рог с елеем, и помазал его среди братьев его… (1Цар. 16:13).

О, какое! Среди братьев помазан был Давид, самый младший. Елиав смотрит, братья все смотрят, понимая, что Самуил не просто чайку пришел попить, что сейчас что-то будет. Вопросов никто не задает, все понимают, что произойдет что-то. И вот на тебе.

…и почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после; Самуил же встал и отошел в Раму (1Цар. 16:13).

Саул, как известно, продолжал быть царем. А Давид был уже помазан в пророки и цари. Вот такая история произошла. Но стал ли он сразу царем и пророком? Нет. Вырасти нужно было, но он уже помазанник, а знают об этом только братья, Самуил и папа.

Братья сказали: «О, нет! Нам нужно срочно исцеление памяти. Мы этого не видели, сердце наше ранено, враг нам постоянно напоминает эту ситуацию, будем молиться и исцелять нашу память, будем исповедовать, что Давид никакой не царь, никакой не помазанник. Этого быть не может, верить не будем». Самуил ушел, все, жизнь протекает так же, как вчера и третьего дня.

Но время идет. Опять филистимляне. Эти филистимляне, скажу я вам, никак не исчезали, а, как известно, жили, развивались, у них еще и голиафы были.

Вы помните: война, необрезанный филистимлянин Голиаф, народ не знает, что делать. Все хотят царя с высоким ростом, с ним хорошо, он в обиду не даст, жизнь поможет сохранить, потому что все его будут бояться. А мы будем рядышком находиться и говорить: «Вау! С нами такой большой царь!»

Хорошо бы нам такого царя, тоже ростом метра с три, чтобы все дрожали, боялись, да? Чтобы можно было прийти, сделать что-нибудь такое и сказать: «Кто на меня?» А сзади большой царь – и не страшно, и человек думает: «Ну все, освободился от страхов, потому что время идет, никого не боюсь, царь со мной рядом».

Но пришли филистимляне, народ смотрит: «Оказывается, есть еще выше ростом народ!» И сразу забывают о Господе Боге своем, потому что смотрят своими физическими глазами на ситуацию, она страшенная, огромная, сразу память отшибает всю. И люди забывают о том, что Господь прославлялся не раз в жизни нашей. Многократно Господь прославлялся, и ты славил Его, и ты говорил: «Спасибо, Господь, Ты так прославился в моей жизни».

Но вот возникла новая ситуация, человек хватается за сердце и говорит: «Вот он, Голиаф, вышел, все, готовьте новые штанишки». И забыли про Господа Бога своего, а почему? Идолы появились, а удар наносится по идолам в твоем сердце, все боги поднялись, потому что Господь начал щекотать им пятки.

И ты видишь, как новая ситуация поднялась в твоей жизни. И сердце трепещет от страха, стол обставлен валокордином, корвалолом, рядом лекарство от давления, потому что о Боге своем забыли. Смотрят только на Голиафа и больше ничего не могут видеть вокруг себя, страшно. И не знают, что делать.

Я сегодня говорила о том, что враг ополчается для того, чтобы ему быть уничтоженным. Но он появился, потому что в твоем сердце есть идолы. Задумайся об этом, тебе важно прийти к покаянию. Если ситуация сложная не уходит, то лишь потому, что ты не видишь идола в своем сердце. От него нужно избавиться и повернуться к Господу всем своим существом.

Сердце Елиава

Вспомним еще раз Елиава. Поле сражения, Давид пришел сражаться. Все дрожат, боятся, смотрят на Голиафа, одеревенели от страха и ужаса.

И сказал Давид людям, стоящим с ним: что сделают тому, кто убьет этого Филистимлянина и снимет поношение с Израиля?.. (1Цар. 17:26).

Перво-наперво: «Извините, пожалуйста, а награда какая будет? Что мне за это будет?»

…ибо кто этот необрезанный Филистимлянин, что так поносит воинство Бога живого? И сказал ему народ те же слова, говоря: вот что сделано будет тому человеку, который убьет его. И услышал Елиав, старший брат Давида, что говорил он с людьми, и рассердился Елиав на Давида и сказал: зачем ты сюда пришел и на кого оставил немногих овец тех в пустыне? Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое, ты пришел посмотреть на сражение (1Цар. 17:26–28).

Елиав встретил помазанника, посмотрел на его сердце и говорит: «Вау! Какое зеркало! Что я вижу? Какой негодяй! Какое сердце! Вот это высокомерие, вот это мордашка, поднятая высоко, а сердце-то какое дурное. Знаю, зачем пришел… О! Так он же пришел на сражение посмотреть. Так вот ты какой, Давид». Всем понятно, да?

Елиав себя увидел. И стало ему погано-препогано. А смотрит-то он на кого? Смотрит он на Давида и в отражении сразу же видит себя. Давид ему ничего не сказал, это его дурное сердце расписало такую картину о себе.

Кстати, он молодец, все очень правильно увидел, но осудил Давида, потому что не увидел в помазаннике свои грехи, а сказал: «Нет, ребята, это не во мне проблема, это на кого я сейчас смотрю, у него высокомерие, там сердце дурное. Я знаю, зачем он пришел». Конечно, он знает: посмотреть на сражение, интересно же. Вот та ситуация, которая произошла с Елиавом.

Будьте внимательны, когда смотрите друг на друга. Наблюдайте, чтобы вам не посмотреть в зеркало и не увидеть то, что есть в вас самих. Когда ты смотришь на помазанника и думаешь: «Ах, какой! Ах, какое сердце там дурное, какие гадости говорит, и вот это не так в нем и это не этак». Задумайся, не в свое ли сердце ты сейчас смотришь? Я уверена, что в свое, и стоит в этот момент сказать: «Господи, прости меня, я имею сердце дурное».

Елиаву именно так и стоило поступить, правда? Мы можем дать ему такой совет? Мы все можем сказать Елиаву: «Елиав, ты просто посмотрел в сердце помазанника. Тебе нужно покаяться, Елиав, не надо осуждать Давида, на самом деле, ты смотришь в его глаз, там ты увидел, может быть, соринку, но подумай, это просто отражение твое. На самом деле, соринка – это твое бревно. Тебе нужно покаяться перед Богом в дурном сердце и высокомерии, это в тебе проблема – гордость, это ты возвышаешься над людьми с высоты своего роста и с высоты своего высокомерного сердца. Приди, дорогой Елиав, к покаянию». Мы скажем, дадим ему этот совет, потому что все уже знают, как не осуждать, все уже понимают, как нужно действовать, когда видишь в ком-то проблему.

Давид у Ахимелеха

Время идет, и вот я хочу показать проблему, которая касается истории, когда у Давида были уже не очень хорошие отношения с Саулом. Ему приходилось скрываться от Саула, он прятался везде, где только возможно. Я начну с момента, когда пришел Давид к Ахимелеху, потому что ему нужно было оружие:

И сказал Давид Ахимелеху: нет ли здесь у тебя под рукою копья или меча? ибо я не взял с собою ни меча, ни другого оружия, так как поручение царя было спешное. И сказал священник: вот меч Голиафа Филистимлянина, которого ты поразил в долине дуба, завернутый в одежду, позади ефода; если хочешь, возьми его; другого кроме этого нет здесь. И сказал Давид: нет ему подобного, дай мне его. И встал Давид, и убежал в тот же день от Саула, и пришел к Анхусу, царю Гефскому. И сказали Анхусу слуги его: не это ли Давид, царь той страны? не ему ли пели в хороводах и говорили: «Саул поразил тысячи, а Давид – десятки тысяч»? (1Цар. 21:8–11).

Надо понять состояние Давида в этот момент. Ситуация сложная, и тут еще царь Анхус рассуждает, тихонечко так достает свой меч, начинает его точить и спрашивает: «Подождите-ка, это, извиняюсь, не Давид ли, царь той страны? Не ему ли пели в хороводах и говорили: “Саул поразил тысячи, а Давид – десятки тысяч?”» И взгляд такой многозначительный, в глазах уже читается: «Сейчас голову-то я Давиду рубану этому. Так-так-так…»

Давид положил слова эти в сердце своем… 

Прошу обратить внимание – сам положил. Взял эти слова и положил в сердце свое.

…и сильно боялся Анхуса, царя Гефскго (1Цар. 21:12).

Как у нас обычно происходит? Я слышу: «Ты знаешь, мне сказали там вот это, вот это и вот это». И что я вижу? Я вижу, что человек взял эти слова, положил в сердце свое и сказал: «Ах, какие страшные слова, положу-ка я их в сердце свое». А если слова эти страшные в сердце легли, куда они денутся? Они начнут совершать свою работу, правильно? Они начнут совершать свою работу.

И в этот момент Давид испугался за свою жизнь. Не к Господу Богу он обратился. И в результате быстро сообразил (страх порой дает нам возможность быстро соображать), потому что раз к Богу, это же долго, пока обратишься, пока дождешься там, да? А страх очень быстро помогает взбодриться, раз он уже в сердце лежит, у человека сразу начинают работать фантазии: «Ух ты, как я быстро думаю вообще, какие идеи классные ко мне приходят».

И изменил лицо свое пред ними, и притворился безумным в их глазах, и чертил на дверях, и пускал слюну по бороде своей. И сказал Анхус рабам своим: видите, он человек сумасшедший; для чего вы привели его ко мне? Разве мало у меня сумасшедших, что вы привели его, чтобы он юродствовал предо мною? Неужели он войдет в дом мой? (1Цар.  21:13–15).

Вот так быстро можно соображать, когда страшно. Но вопрос в том, правильно это было или нет? Как вы думаете? Давиду это помогло, но Господь страхом его не благословлял. Мы так и не узнаем, что могло быть, обратись он к Богу. И нужно ли ему было идти к этому царю? Если пойти путями своими, мы можем прийти куда угодно, и тогда нам придется дальше действовать самим. Страшно будет, безусловно, если мы не на своей территории, если мы пошли совсем другими, блудными путями. Мы можем встретиться с массой всяких моментов, и что там будет впереди, неизвестно.

Но это вы решаете, испугаться вам или нет. В ситуации вы принимаете решение, положить ли все услышанные страшные слова в свое сердце или нет. И дальше – какую работу они в вас произведут, если положите.

Вы приходите в какую-то инстанцию и там слышите: «Значит так, все будет вот так, вот так и вот так. Мы вам отказываем, ничего не дадим, ничего не будет и так далее. Вы не получите то, чего хотите». И эти страшные слова христиане кладут в свое сердце, а дальше начинают действовать и подстегиваться не Господом Богом, не Его волей, не Его водительством, а ведутся за своими страхами, всеми ужасами, которые поселились в сердце. И чья здесь ответственность? Чей это грех? Человека.

Разве Господь пришел к человеку и сказал: «А ну, смотри сюда, – и бац, ему в сердце страх положил. – Ну-ка, Я сейчас посмотрю, что там дальше  будет». Эксперимент такой. Нет. Человек сам положил в сердце страх, никто насильно этого не делал.

Люди, живущие без Бога, уже привыкли бояться всего на свете и искать любую возможность, чтобы только не было страшно, чтобы только жить. Страх перед всем: перед смертью, болезнями… Список, который не хочу даже перечислять, столько этих страхов, ужасов. А ведь в царстве тьмы страх принадлежит к самому низшему порядку.

Все уже имеют власть и силу перед любыми страхами, но тем не менее делают свой выбор и кладут все эти страхи в сердце. И вместо того чтобы противостать им и победить их, выбирают испугаться и позволяют этим страхам руководить своими поступками, совершают множество глупостей, набивают себе шишки, а потом с соплями идут к Богу – жаловаться.

И Господь снова открывает сердце и снова посылает пророка говорить. Это ведь великая милость, потому что многие хотят услышать Бога, но еще не умеют. А пророк может прийти и дать чистую, внятную речь от Господа. Но человек говорит: «Нет, это человек со мной говорит, а Бог там, на Небе». Раз – и разделил пророка и Бога. Награду человеческую хочет получить и, в результате, получает ее.

Когда я это поняла, а поняла я это давно, то когда встречала человека, который хоть чуть-чуть был с Богом, хоть немножечко, моей веры хватало, чтобы мне с Господом поговорить о чем-то. И я получала все, что мне было нужно, общаясь с человеком, который просто был рожденным свыше и жизнь которого не была прекрасна и водима Господом. Но мне очень хотелось Бога услышать, и я верила, что в каждом христианине живет Господь Иисус. Если мне нужно, он будет мне говорить слово от Бога. Так это и было.

Насколько вам важно делать правильный выбор и принять это решение – не бояться. Помнить все то, что Господь уже сотворил в вашей жизни, помнить Его славу, не свидетельствовать, а потом забывать, сталкиваясь с трудностями из-за того, что в ваших сердцах живут идолы, снова пугаться, трястись, бояться и не знать, что делать. Тогда не нужно вам говорить: «Иисус, Ты мой Бог», если в трудные времена вы о Нем забываете, а помните только, когда вам хорошо. Это значит, что вы ходите блудными путями и в вашей жизни есть Ваалы и Астарты, которым вы служите. Я думаю, что пора бы распрощаться с этим.

Молитва

Я прошу Тебя сейчас, Небесный Отец, во имя Иисуса Христа, коснись сердца всякого человека, который слушает меня сейчас. Я прошу Тебя о том, Господь, чтобы Ты направил оружие Свое против всякого идола в сердце этого человека. Я прошу Тебя о том, Господь, чтобы они могли увидеть и освободиться, отвернуться от всех своих идолов, чтобы могли всем своим сердцем, всем своим существом, всею своею душою, всем своим разумением повернуться к Тебе, служить Тебе и быть Твоими детьми в вечности, чтобы Ты прославился, Господь, через эти жизни. И я прошу Тебя о том, чтобы свет Твой пришел и обличил каждого, кто сейчас видит и слышит меня. И я благодарю Тебя, Господь, и славлю. Спасибо за это слово, которое Ты дал сегодня. Я прошу Тебя о том, чтобы это слово совершило свою работу и не вернулось не исполненным к Тебе, но совершило то, зачем Ты послал его к Своим детям, во имя Иисуса Христа. Я благодарю Тебя, Господь.

Уззия

54321
(0 голосов. Средняя 0 из 5)
Отставить отзыв