Скиния Давидова

«Потом обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам, и исправлю ее…» Деяния 15:16

Я прославил Тебя на земле... Глава 4

Янв 16, 2018

 
 

Помните 22-й псалом? «Господь – пастырь мой...» Его еще называют «Псалом о пастыре». Но сегодня Дух Святой показал мне его с другой стороны и назвал «Псалом овечки». Эти слова произносит именно она. Здесь видно, что тварь Божья счастлива, описывая свою жизнь, где заботливый Пастух обеспечил ее всем. Она все имеет и никого не боится. Она защищена и, главное, рядом ее любимый Пастух, Который любит ее.

Есть и другая история об овце. «Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? И если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся» (Мф. 18:12, 13).

Время от времени я прошу Иисуса дать мне возможность послушать Его сердце. «Как ты думаешь, сколько сейчас Моих детей находятся вне собрания?» – услышала я вопрос Иисуса. «Думаю, много», – отвечаю. «Нет, – говорит Он, – очень много. Слишком много!» Перед глазами замелькали знакомые лица тех, кого нет теперь ни в одном собрании. Их судьбы складываются по-разному. Кто-то ушел сам. Кого-то выгнали. Кому-то хорошо дали понять, что он здесь лишний. Теперь кто-то из них вернулся на «свою блевотину». Кто-то пытается искать Бога самостоятельно. Кто-то умер. Кто-то держится на плаву маленькой группой, поддерживая друг друга. А кого-то уже сегодня пытаются вытеснить из церкви, чтобы пополнить Божью армию не нужных церкви овец. Это один из плодов предыдущего пробуждения в России (да не только России).

Перед тем как уйти из церкви, где людям советовали со мной не общаться, перед тем как стать заблудшей овцой, мне приснился сон. Была зимняя, холодная ночь. Я шла куда-то и набрела на кладбище. Проходя мимо могил, увидела, как две из них открылись и оттуда вышло вонючее пламя и крики. И я увидела, как из глубины выходят два монстра. И я понимаю, что идут они за моей душой. Я в ужасе бросилась бежать. Вдалеке, у кладбища, увидела здание церкви. Оно не было похоже на храм или еще на что-то. Просто я поняла, что это церковь. Ворота этого здания были широко открыты. Я вбежала и оказалась на манеже. Это не был цирк. Это был манеж для гладиаторских боев. Вокруг были большие балконы, расположенные высоко от манежа. Туда не допрыгнуть, не дотянуться. Я начала звать на помощь, но они были так высоко и так заняты своими делами, что не слышали меня. Я увидела знакомые лица. И поняла, что каждый балкон – это отдельная церковь. У одной было пышное убранство. У другой только стулья стояли. Но балконы были друг над другом и уходили далеко ввысь. Я продолжала звать на помощь, но кто-то мне крикнул, что помочь не смогут, слишком я низко, а они высоко. Знакомый человек сказал, что боится, если начнет мне помогать – сорвется и упадет ко мне. И тут я услышала приближение первого монстра. Я обернулась к воротам. Сердце билось так сильно. Стало страшно. И в этот момент зал взревел в ожидании зрелища. И я поняла, что сейчас начнется мой бой со зверем не на жизнь, а на смерть. Поддержки с балконов не будет. В сердце была только маленькая надежда на Бога. И я проснулась.

Затем было падение, мой уход из церкви. Я отвернулась от Бога. Моя душа начала гибнуть. Пока однажды, протирая пыль, я не услышала: «Ты идешь в ад», и сила Божья сошла на меня. Меня пронзила болью Его любовь. Я вспомнила все: наше общение, Его глаза, как я Его любила... В этих словах было отчаянье, боль от потери, грусть и надежда, что вернусь. С этого момента я стала возвращаться к Нему.

Драгоценна ли для Бога жизнь тех, кого сегодня нет в вашей церкви, возлюбленные пастыри? Все ли было сделано для того, чтобы вернуть тех, кто покинул ваше собрание? Забыл ли о них Бог, как забыла о них церковь? И что испытывает Отец, когда видит тысячи овец в голодной стае волков без пастуха?

Готова ли сегодня церковь России принять людей, если изольется сила Святого Духа? Мы будем возлагать руки – люди будут исцеляться. Мертвых будут приносить на собрания, а уходить с него они будут сами. Калеки будут бегать. И это действительно будет. Потому что Господь сказал и показал. А я привыкла верить Богу. Вопрос в том, готовы ли мы принять в свое лоно толпы людей?

Есть люди на нашем сайте, кто когда-то был в уже забытой церкви «Дух жизни». Я не буду сейчас рассказывать о том, что в ней происходило. Короче говоря, я была в ней, и все. Расскажу один эпизод, который встал большим знаком вопроса для меня. Сегодня ответ я имею, но тогда не поняла, что бы это значило.

Было служение. Пастор был мной недоволен. Шла борьба с моей плотью. Никак не высвобождалось мое помазание. То есть было не понятно, кто я. Итак, идет служение, и пастор его прерывает и говорит, что церковь разбивается на группы и едет проповедовать Евангелие. Слышу, что я буду в его группе. Если сейчас ничего не произойдет, то меня отправят в тренировочный центр, где жизнь сладкой не покажется...

Поехали на «Библиотеку им. Ленина» (метро в Москве). И встали в переходе. Начали проповедовать. Моя очередь еще не настала. Внутри все трепетало. (Очень не хотелось ехать). Ну вот... Дана команда «вперед». Идут люди, не обращая внимания ни на кого. Я молча разговариваю с Богом: «Господь, что говорить?!» – «О Моей крови, о любви». И я начала кричать о любви Божьей. О кресте. О том, как капала с Него кровь и каждая капля шептала: «Люблю... люблю... люблю...» Чем больше об этом говорила, тем больше стало собираться народа. Образовалась приличная толпа. Я продолжала, а у самой тряслись колени, потому что не знала – и что дальше-то? Спрашиваю. Отвечает: «Повторяй за Мной, что буду говорить. Я исцеляю людей. А ты произноси вслух, что Я сделал». Я говорю: «А вдруг нет никаких исцелений? Они разорвут меня, если я их обману!» – «Говори и доверяй Мне!» Мне ничего не оставалось, как произнести эти страшные для меня слова. И я быстро начала повторять за Богом: какие исцеления стали происходить с людьми. На кого-то Он велел возлагать руки, кому просто говорила, от чего исцелен. Что началось! Люди начали прыгать, орать, скакать. Слышу: «Я вижу», «Я слышу», «У меня больше не болит нога. Я прыгаю», «У меня не болит печень» и т. д. Люди схватили меня за руки и начали ими прикасаться к частям тела. Я думала, меня разорвут. Милиция пыталась разогнать толпу и арестовать меня, но люди не пустили их. И они стояли в стороне и наблюдали, а потом ушли. Потом слушала о чудесах и удивлялась, что сотворил Господь. Пригласительные в церковь рвали из рук... Но... не пришел никто. Потому что спасаемых Господь прилагает к церкви, а не мы. Он решает это. Тогда я не поняла, почему эти люди не пришли. Но сейчас имею ответ. Сети не удержали бы рыбу. И для тех людей было лучше, чтобы они не попали туда, где были мы в то время.

Я вспомнила своего первого пастора и последующих. И вспомнила тех, за которых молилась и они уже в служении. Вспомнила тех, которых Бог призывает сегодня служить пастором. Особенно мне запомнились слова Иисуса одному брату, который готовился стать пастором. Часто, произнося слова пророчества, слушаю их сама с интересом. Так вот, Господь говорил ему об овцах, которых доверит ему, и просил, с такой болью в сердце, беречь каждую. А в конце сказал, что спросит за каждую овцу. Я тогда подумала, какое ответственное служение. Как непросто быть пастором.

Когда Бог показывает чье-то призвание, то пастора я вижу как человека с большим сердцем, в котором может уместиться большое количество людей. Такое сердце дает Господь.

Когда я писала эту часть, то перед глазами постоянно плыли строчки из Иезекииля 34-й главы. Это слово сегодня Господь просил сказать пастырям России. И не только... Готовы ли сети, дорогие? Сердце Божье не может не ответить на молитву о пробуждении. Но если оно придет, что будет с рыбой? Сохранится ли она? Этот вопрос задает сегодня Святой Дух каждой церкви, молящейся о пробуждении. Готова ли церковь принять приток людей? Все ли готово к этому?

Я увидела ангелов, приготовленных к тому, чтобы пройти по церквям и приготовить их к излиянию Святого Духа. Многие церкви будут потрясены, пройдут испытания на прочность. Сильные станут еще сильней. Слабые...

Господь говорит, что в церковь приходят отцы для укрепления Его детей. Многие услышат призыв в сердце заботиться об овцах. Господь напоминает ушедших в мир братьев и сестер, чтобы молиться за них. Господь начинает укреплять сети.

Это все, что мне нужно было донести в этой части.

Когда писала, то было слово для тех людей, которые призваны нести слово цыганам. Господь сказал, что дает особое помазание этим людям достигать сердец цыган. Я вижу покаявшиеся семьи. Табор, ходящий и проповедующий Евангелие, с чудесами исцелений. Да благословит Господь тех, кто призван к этому служению.

 
 
Архив