Обида. Часть 1

Обида. Часть 1

Тема, которую я хочу раскрыть, очень важная.

Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?..

И тут же Иисусу предлагаются варианты ответов:

…до семи ли раз? (Мф. 18:21)

Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз (Мф. 18:22).

Четыреста девяносто раз за день братьев нужно прощать.

Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими (Мф. 18:23).

Здесь рассказывается история о том, когда хозяин решил сосчитаться со своими рабами, как и Небесный Отец, Который однажды может призвать кого-то из нас и решить, простить нас или нет. Иисус рассказывает о том, как Он прощает человека, показывает Свой взгляд на прощение, как это действует.

Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить (Мф. 18:24, 25).

Здесь также показывается, что все, кто будет рядом, попадут под  проклятие этого греха: и жена, и дети, и все, что имел человек.

Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его, и долг простил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен (Мф. 18:26–28).

Человек сам рассудил и решил взять долг с того, кто ему был должен. Немного – сто динариев. Небольшая сумма.

Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга (Мф. 18:29, 30).

Если существует долг, который на человека повесили, а в данном случае мы говорим о непрощении, то человек этот попадет в темницу.

Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее (Мф. 18:31).

Товарищи – это ангелы, которые за нами наблюдают и знают, что происходит. Ими могут быть и люди, которые увидели и молились.

Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его (Мф. 18:32–35).

Мы должны знать, что часто наши проблемы, являющиеся своего рода темницей, происходят именно из-за непрощения. Но говорить я буду не о непрощении, а о том, что может привести к нему, про обиду.

Я раскрою обиду во всей ее уродливости, во всей ее неприглядности и покажу, насколько омерзительно она выглядит.

Итак, что такое обида? Ведь обида – это не просто чувство, обида – это внутреннее привычное решение человека встать в определенную позицию по отношению к другому человеку для того, чтобы быть ему судьей, чтобы его наказать. Это то, что становится основой для непрощения. Обида – это решение, которое человек принимает с целью связать другого человека обязательствами, чувством вины и стыда, заключить его в тюрьму, лишив свободы; это желание через все это манипулировать другим человеком и насильно сделать его своим должником.

Обижаться или не обижаться – это выбор каждого из нас. Мы можем принять обиду и можем не принять, можем позволить себе раниться и можем не позволить. Это наша ответственность, а не того, на кого мы решили обидеться. Обида там, где есть жалость к себе. Обида – это враг, которому не место в нашей жизни, потому что через нее дьявол разрушает человека изнутри. Но ее можно победить.

Обида, безусловно, всегда идет из детства. Это механизм в жизни человека, который передается по наследству, из поколения в поколение, из-за отсутствия мудрости, потому что человек, который не знает, как поступить с тем, кто согрешает в данный момент против него, находит единственно верный для него способ, глупый способ – поставить другого человека в зависимость от себя. Тот, кто обижается, выносит приговор и сажает в тюрьму, как написано в Слове Божьем, того, кто его обидел, потому что он принимает решение встать на позицию судьи и палача, он выбирает наказать того, кто его обвиняет, используя различное оружие. Обида – это мощное оружие, это тяжелая артиллерия, а все остальное – это уже автоматные очереди. Человек использует чувство вины, манипуляцию, жалость для того, чтобы обидчик пожалел о том, что он сделал. Иногда в таких случаях имеет место быть обычное отсутствие мудрости.

Если кто-то согрешает против меня, мудрость поможет либо сказать какое-то слово, либо встать на правильную позицию, чтобы не ступить на опасную территорию непрощения и обиды, наказав обидчика молчанием, игнорированием, отвержением, то есть сделав все для того, чтобы ему стало очень плохо. Все, что я назвала, – это и есть тюрьма. Вследствие непрощения приходят мучители. Я думаю, что каждый человек прекрасно знает, как он себя чувствует в тот момент, когда на него кто-то обижается. На сердце становится крайне тяжело. Есть желание помириться, но пришли мучители и построили множество преград для того, чтобы люди не могли мирно сосуществовать.

Обида – это осознанный выбор, когда человек, не умея сказать мудрое слово, не умея встать на нужную платформу, не имея любви, занимает привычную позицию. Сама по себе обида – это ненависть. Человек, который выбирает обидеться, не имеет в себе любви, потому что встает в положение обижаемого, наказывает таким образом другого человека, причиняет ему боль, всем своим видом демонстрируя свое презрение или еще что-то. Молчание порой выглядит для других людей, как пытка. Это привычка и нежелание выходить на свет. Если она существует до сих пор, то это указывает на желание продолжать жить во тьме либо на незнание, как из этого выбраться.

Мы все родились в семьях, где на любое согрешение против нас просто обижались и считали, что это нормально. Это была схема, по которой мы жили, и другой схемы мы не знали. Это происходило автоматически из-за того, что не было понимания истины. В результате дьявол орудовал и продолжает орудовать, делая с нами все, что ему захочется, если мы выбираем позицию обижаемого.

Здесь, конечно, присутствует осуждение, которое приводит к тому, что тот, кого обижают, начинает в отместку привычно обижать других людей, потому что все мы несовершенны, и человек осознанно либо неосознанно может кому-то причинить страдания. Кто-то может просто обидеться на пустом месте, из-за ран, потому что обиды всегда приносят раны. Все это выглядит так: «Пожалуйста, нанеси мне удар в сердце. О! Спасибо, хорошо, отлично. Теперь я из тебя выжму все соки. Я тебя посажу в тюрьму, потому что ты согрешил против меня, ты меня ранил, и я призываю тебя к суду. Я тебя осуждаю и выношу тебе приговор. Ты будешь мучиться, я отдаю тебя мучителям. Я не прощаю тебя, и ты будешь мучим. Тебе будет тяжело жить, пока ты не получишь моего прощения». Это позиция в духе выглядит именно так. Но это ловушка для двоих, потому что человек, который не прощает, не задумывается над тем, что и он тоже не будет прощен. Он будет приходить к Богу, просить прощения, но не получит его, потому что в сердце остались обида и непрощение.

Обида затрагивает душу, вызывает определенные эмоции. Непрощение – это позиция, а обида – симптом болезни, душевные ощущения, потому что раненая душа всегда имеет ощущения, больно же, когда в тебя нож втыкают. Человек помнит и не забывает, кто его обидел, и эти воспоминания даются ему тяжело. Когда человек говорит в своем сердце: «Я никогда не прощу его, он недостоин этого», он встает на позицию судьи.

В притче, которую мы прочитали выше, рассказывается, что государь наказал раба, поэтому он точно так же будет мучим. Почему? Потому что он хочет, чтобы его простили, а сам виноват в том же самом. Здесь присутствует осуждение, и он не будет прощен Богом в своих согрешениях. Если есть обиды на кого-то – это серьезная проблема, с ней надо разбираться. Это не жизнь, если есть мучители, которые истязают и издеваются. А они могут делать все, что хотят, потому что у них есть доступ. Здесь всегда важно знать истину, она приходит как свет. Мы можем избрать ее, чтобы она вошла в нашу жизнь. Если мы будем освобождаться, не понимая и не имея истины, эта свобода будет кратковременной, она вскоре уйдет, потому что только истина освобождает. Человек увидел истину, захотел ее иметь в себе, и он готов покаяться в ложном пути, в твердынях, которые идут в данной ситуации из поколения в поколение.

Обида не может быть нашим попутчиком, нашим товарищем в пути за Иисусом, потому что, когда человек согрешает против нас, всегда есть слово, которое мы можем ему сказать, у нас всегда есть возможность не раниться, покрыть любовью его проступок и действовать так, как учит Иисус. Безусловно, мы никогда не встанем на эту позицию без покаяния. Должны быть разрушены твердыни, которые выглядят, как лабиринты, в которых живут демоны-мучители. Они приходят в нашу жизнь и создают нам определенные ситуации, где нас постоянно ранят, потому что человек уже выбрал раниться.

Прежде всего надо простить родителей и всех своих предков за то, что они из поколения в поколение передавали непрощение, пока оно не пришло в вашу жизнь; за то, что родители и ваши близкие были образцом поведения для вас, показывая, что надо обязательно обидеться, когда против тебя согрешают. Это было нормой, и было только две позиции: либо по делу обиделись, либо не по делу. Но человек уже не различал – мудрости не было. Надо признать также, что отсутствует мудрость, есть неумение говорить с человеком, неумение сказать ему то слово, которое могло бы его остановить. Только любовь может увидеть, как помочь не согрешить человеку, который в данный момент против тебя согрешает. Любовь остановит.

Поэтому важно простить предков, особенно родителей, а также бабушек и дедушек, если они вас воспитывали. Если на вас обижались и вы не знали, как с этим быть, и тоже выбирали обижаться, то нужно отречься от этой позиции. Нужно признать ее заведомо пораженческой, признать, что это замкнутый круг, система, где есть осуждение, потому что написано: «Каким судом меряешь, таким и тебе отмеряется». Нужно признать, что это тюрьма, потому что так говорит Слово Божье. И нужно сделать выбор, сказав Господу: «Я выбираю истину. Я желаю жить в истине, желаю прощать и покрывать любовью, я желаю в общении с людьми иметь мудрость. Если кто-то будет против меня согрешать, Господь, прошу Тебя, дай мне мудрое слово, чтобы я, если нужно, мог остановить человека, сказав ему слово, которое спасло бы его, чтобы он не согрешил». И это любовь.

И нужно сказать: «Господь, в моей жизни было множество таких ситуаций, и сейчас есть; это позиция, на которой я стою. Но я больше не хочу стоять на ней, я отрекаюсь и отказываюсь от нее в покаянии. Я признаю, что эта позиция больше не имеет надо мной никакой силы и власти, я выбираю позицию прощения. И я желаю отныне прощать людей, не вспоминая их согрешений против меня».

Когда человек живой, когда он бережет свою жизнь, то ему больно. У человека, который умер и воскрес, боли уже нет. Человек согрешает на твоих глазах, но тебя это не касается, потому что есть броня праведности.

И самое главное, надо молиться не в прошедшем времени «был», а «есть сейчас, я сейчас такой, Господь». Не надо лукавить перед Богом и говорить: «Знаешь, я пришел к Тебе чистый, потому что это со мной было когда-то, а сейчас этого нет. Но на всякий случай я покаюсь за то, что было».

Почему человек себя защищает? Почему обижается? Потому что могут сказать что-то обидное, а это может быть и обличение. Что говорит человек, который решил обижаться? «Что? Я хуже? Да ты сам хуже! А я лучше, чем ты, я не такой, совсем не такой. Обидно. Я значительно лучше». Нет, хуже. Павел говорил: «Я последний из грешников». Вот она, позиция ваша. Можете не говорить, что вы хуже всех и в этом, и в том, просто скажите: «Да, я последний из грешников, поэтому Бог меня и призвал. И я не лучше всех». Казаться перед всеми очень хорошим, улыбаться, что-то делать, надев кучу масок, будучи внутри гробом раскрашенным, – это позиция фарисеев. Это они всегда старались казаться лучше.

Фарисеи были очень обидчивы, они обижались на Иисуса. Он им скажет что-нибудь, а они: «Ох, как Он нас обидел, как обидел. Убить Его мало. Палач. Судья. Да ты вообще знаешь, кто мы такие? Мы здесь наместники Бога, священники, Мы здесь…» А Он говорит: «Здравствуйте, гробы окрашенные, наполненные всякой мерзостью». Они: «О, как обидел! Обижает и обижает нас». Им бы стоило сказать в ответ: «Господь, да мы еще хуже, чем Ты говоришь. Истину Ты сказал». Фарисейская закваска всегда стремится выставить себя в лучшем свете. Фарисеи не простили Иисуса, они Его убили, распяли. То же самое делает и человек, который обижается. Он убивает, сажает в темницу. Пожизненное заключение. Человек, который обижается, любви в себе не имеет.

Если вы встречаетесь с отрицательными эмоциями у кого-то, это не должно вас затрагивать, потому что проблема начинается тогда, когда вы становитесь соучастником этого греха, когда ваши эмоции присоединяются к эмоциям другого человека и вы уже вместе согрешаете, хотя и думаете в этот момент, что это против вас кто-то согрешает. Нет, вы уже дуэтом это делаете, вместе. Вы уже виновны оба, потому что эмоции другого человека завладели вашими эмоциями. Это происходит потому, что в вас та же проблема, что и в нем. Вы – вместе.

Человек может на наших глазах совершать все что угодно. Но для чистого все чисто. Если вы чисты, это вас не испачкает. Это никак не коснется вас. Направьте свое сердце на то, чтобы чужой грех оставался чужим грехом, чтобы он не соприкасался с вашей душой, она должна быть покрыта броней праведности и должна подчиняться духу. Тогда у нее не будет повода моментально реагировать на все обидой. Человек, который привык обижаться, на все может обидеться, его все не устраивает: не так на него посмотрели, не так повернулись, бросили не тот взгляд. Начинается додумывание. А если прийти и спросить, так ли это, то увидите большие глаза. Сатана может так развить ситуацию…

Раненый человек, способный обижаться, следит за всем, контролируя каждую ситуацию. Он следит за всем оружием, которое на него направляется, и уверен, что это оружие для него. Он следит за взглядом каждого человека, кто и как на него посмотрел, следит за каждым словом человека, кто что сказал. Он следит за интонацией людей, потому что воспринимает ее тоже как оружие против себя. Толкнули – специально толкнули, не случайно, а чтобы унизить, оскорбить. И вот он высматривает, глаза бегают туда-сюда. Настроение другого человека – это тоже оружие, направленное против него, потому что у человека грустное настроение исключительно потому, что «что-то я сделал не так». А дьявол говорит: «Ага, точно, ты что-то не так сделал, сейчас я тебе помогу: у меня тут 150 версий, сейчас сядешь и будешь думать, какие из них тебе нравятся. Кстати, когда переберешь эти версии, не забудь в ответ отправить свои эмоции человеку, который на тебя не так посмотрел».

Все, почва готова, потому что обиды в сердце живут и их кормить нужно. Там же демоны – а им пища нужна. Они приходят, поселяются и строят эти ситуации. Им питаться нужно, они живут грехом: «Грех совершен – еще живем, арендная плата заплачена».

После того как человек примет истину в покаянии, мучителям нужно приказать уйти вон. Им не сильно хочется уходить из этой хаты, потому что в ней комфортно, тепло, уютно, не надо никуда ходить – человек сам еду приносит, все на месте, никто не мучает, огня нет, и медальки выдают. А вдруг еще получится через какие-то мелкие обиды поставить печать на нем и написать: «Погиб за обиды».

Есть твердыни, через которые сатана приходит. Есть ложная вера, когда человек верит, что обидеться – это нормально. «Согрешил против меня – я пошла оби-жаться. Пусть мучается, как я мучаюсь. Пойду, поплачу, пусть ему будет хуже. Я буду сидеть и рыдать, а ему скажу: “Да отстань ты!” А он пусть ходит и видит мою печальную позу, грустно склоненную голову и слышит, как я всхлипываю».

Для мужчины слезы очень тяжелы, он с такой болью воспринимает их, и это так раздражает его, что порой он убить хочет того, кто плачет. Для мужчины слезы – это оружие, которое женщины используют против него, потому что для него очень мучительно, когда его женщина плачет, для него это катастрофа. Если она плачет, значит, ей плохо, если ей плохо, это потому, что он сделал ей плохо, значит, он несостоявшийся мужик, значит, он – никто и не умеет свою женщину сделать счастливой. А она всем своим видом говорит: «Я несчастна с тобою, и сейчас я тобою крутить буду. Я на тебя обижена. А ты сиди там и мучайся, а потом не забудь прийти и попросить у меня прощения, потому что я жду этого. А я, как царица небесная, сяду и буду думать, простить мне тебя или не простить».

У обижаемого человека царское положение, он пытается властвовать на этой территории. Обычно вокруг такого человека люди связаны, они ходят и не знают, как себя вести с ним. Чуть дотронешься до него – и все, тюрьма, тебя уже посадили. И люди вокруг ходят связанные, близкие связанные. Они боятся сказать слово, но все равно говорят его постоянно, потому что мучители тут как тут. Хочет или не хочет, но он будет делать то, что вызовет гнев того, кто обижается. И наказание, конечно, не замедлит быть. В этом тоже нужно покаяться и признать эту позицию.

Почему здесь, в этом стихе, говорится не о хозяине или ком-то другом, а о государе, о царе? Потому что у человека, который не прощает, такая же царская позиция, только он принял ее на себя неправедным образом. И ситуация, когда царь его позвал, потому что он был должен, идентична ситуации, когда этот человек сделал то же самое, он точно так же позвал своего должника – абсолютно одинаковые поступки, слова. Там царь, и здесь царь, потому что человек ставит себя в позицию государя, способного миловать и прощать. Это позиция царская. Казалось бы, человек обижен, и он такой бедный и несчастный, что должен вызывать жалость, но на самом деле за этим кроется другая маска – царек, который пытается управлять и руководить. И все вокруг будут связаны, потому что он очень обидчивый. Все будут ему должны – не затрагивать его, чтобы он не обижался. Все будут виноваты в его настроении, будут виноваты во всем – он их связал. Духи связали, мучители связали.

Этому царству должен прийти конец, нужно принять это как истину, прийти к Богу в покаянии, исповедать и попросить Его разрушить это царство. Он покажет после этого, сколько нечестия было совершено в результате этого царствования.

Дальше нужно разобраться с ранами и признать, что было добровольное принятие ударов в сердце, в спину – куда угодно, потому что человек сам выбирает, обидеться ему или нет. В этом надо покаяться и признать, что есть собственный контроль, когда человек по-царски начинает контролировать поступки людей, чтобы не раниться. На самом деле здесь двоякая ситуация: он вроде и не хочет раниться, но в тот же самый момент он выбирает раниться. Загнал себя в тупик. Ситуация обижаемого – это всегда тупик. Это позиция, идущая из поколения в поколение, образ жизни человека, который передался ему от предков. Приняв за истину эту ложную позицию, он идет с таким сердцем по жизни, все больше погружаясь в обиды, все больше становясь царем и жертвой одновременно: «Бедный я, несчастный, все меня обижают». И это действительно так, потому что куда ни глянь, везде обидчики: приходишь в магазин, а они все обижают; придешь к друзьям – опять обидели; сел в автобус – и там уже обидчики сидят. В результате человек начинает себя контролировать: «Я лучше встану здесь, в сторонке, здесь меня точно никто не достанет». И тут за спиной голос: «Что это ты тут стоишь? Отойди отсюда немедленно, мне именно сюда нужно подойти и срочно взять именно то, что ты собой закрыл». И в ответ сразу: «Что? Я тут стоял и никому не мешал, а вы со мной так разговариваете! Я тебе сейчас ничего не скажу, но ты меня затронул!»

Это потому, что еще демоны сидят в кресле-качалке, внимательно наблюдают и составляют планы: «Куда она сегодня собралась? Туда? Ладно, есть у меня один парнишка, он ее встретит там, сейчас я ему скажу, чтобы он туда шел».

Так готовятся для нас в духовном мире эти события, которые видят наши глаза. Все происходит по плану, но только по тому, который допускает Господь. Сверх того никто ничего не может сделать. Но помните, что мы сами открываем двери для тех духов, которые хотят нам вредить, и у них есть основания – твердыни, ложь и прочие несвободы. Грех – это то, без чего они не могут войти к нам; они не имеют права входить, если всего этого нет. Они могут пытаться, шнырять, вынюхивать, пахнет тухлыми яйцами или нет. «Понесло. Отлично. Кажется, дверь открылась, пойду посмотрю». Посылают кого надо: либо дух страха, либо того же самого мучителя, если есть какое-нибудь непрощение. Пришел – и все: «Ребята, заходите, кто хочет, я здесь главным буду, а вы будете мне подчиняться» – у них тоже начинается битва. А это обязательно отразится на человеке. Его жизнь отягчается, становится все тяжелее жить, характер меняется в худшую сторону. Поэтому каждому из вас нужно принять решение, как жить дальше, быть ли обидчивым человеком, определиться, кем является для вас обида – подругой или врагом.

Обидам не место в нашем доме, потому что мы – храм Святого Духа. В этом доме место только Святому Духу и больше никому. С чем вы соглашаетесь, то и будет в вашей жизни, на что закрываете глаза, то и будет жить. Не сопротивляетесь греху – он будет главенствовать. Сопротивляетесь – победите, даже если сегодня в очередной раз еще было поражение.

Когда я не знала, как победить, я просто говорила: «Победа все равно будет за мной. Я достигну этой истины, и она освободит меня, я все равно пойму и разберусь». Меня сначала огорчали поражения, но потом перестали огорчать. Получила поражение – все равно дойду, достигну. Нанесли удар – ничего, потерпим. Пойду дальше и обязательно достигну. Не сдаваться и идти, даже не зная, как выглядит цель, к которой ты идешь.

Мы же не можем знать, как выглядит жизнь в истине. Поэтому мы и идем за Иисусом, что не знаем. Если бы мы видели и знали, что это такое, нам бы Господь был не нужен. Иисус приведет нас к этому. Нам важно понимать, к чему мы идем, и не сдаваться, имея в сердце положение: «Я все равно смогу победить, потому что во мне Иисус, пусть даже я чего-то не понимаю сегодня, но через некоторое время я все равно буду знать, как победить». Если свесить ножки и ручки, в лодочку сесть без весел и поплыть по течению, то куда это течение тебя прибьет? Впереди могут быть пороги, обрыв, пучина, болото. Куда угодно может тебя занести, и без весел ты уже не выплывешь. Весла в наших руках для сопротивления, надо трудиться и верить. Мы идем от меньшего к большему, от худшего к лучшему, и впереди нас всегда ждет только самое лучшее от Иисуса. Мы с каждым днем приближаемся к Отцу все ближе и ближе. И все больше становимся похожими на Него.

Мы всегда куда-то идем – либо в ад, либо к Богу. Мы не можем идти одновременно двумя путями, не получится – они идут в разные стороны. Ты можешь стоять на краю пропасти, край которой вот-вот обвалится, и ты упадешь в эту пропасть. Я стояла на краю такого обрыва, потому что пришла однажды к этому обрыву, заигрывая со своей жизнью. И Господь показал мне во сне эту пропасть необъятных размеров, страшную в своем размере. Я видела, как люди падают в эту пропасть бездонную, подойдя к обрыву. И Господь показал мне, что я так близко подошла к нему, что еще один шаг, и я кубарем полечу в эту пропасть. Потому что то, что я выбрала, и то, по какому пути я шла, могло меня привести только в ад. Без святости Его никто не увидит, не обманывайтесь. Жизнь находится в руках Бога, и опасно играть тем, что находится в руках Бога. Обманываться не надо, наша жизнь не в наших руках.

Я хочу напомнить, что вы выкуплены из рабства греха, за вас заплачена дорогая цена, и вы уже не свои. Если вы продолжаете жить своей жизнью, своими интересами – вы в большой опасности.

Уззия

Продолжение – Обида. Часть 2

Отставить отзыв